?

Log in

No account? Create an account
Софья Мурр
http://www.compromat.ru/page_33485.htm - Вот тут, по ссылке, "Компромат" перепечатал статью "Коммерсанта" про приговор Олегу Белькову и товарищу Дмитракову по делу ЗАО "Партнер".

А я вот приговор лично послушать ходила. Оставила детей героической подруге и 4 часа вслушивалась в торжество Зюзинского правосудия.

"доводы защиты в части, противоречащей обвинению, суд принять не может, поскольку, по мнению суда, они направлены на переоценку судом совершенного преступления" (цитата, может, не стопроцентная, но смысл тот).

Все институтские воспоминания о процессе, роли адвокатов ("зародить сомнения"), о презумпции невиновности, о равнозначности доказательств и показаний ("следователь показал, что не давил на свидетеля, значит, следователь на свидетеля не давил") врывались в мозгу по ходу развития событий громкими хлопками.

Мое мнение по процессу понятно - иначе я б не ходила давать показания, с другой стороны, мое мнение основывается сугубо на внутреннем убеждении, что оно - справедливое, на чем и стою.

А так.... Вот отличный рецепт для современных Остапов Ибрагимычей Бендеров.

Для приготовления блюда нужно:
1) группа товарищей, чем больше, тем лучше.
2) юридическое лицо, которое "что-нибудь делает"
3) кредитор, у которого есть деньги.

Дальше группе товарищей необходимо уговорить кредитора дать им денег на то, чтоб юридическое лицо могло делать что-то больше и лучше. Чем больше денег, тем лучше. Подписать договор займа денег ПОД ГАРАНТИЮ юридического лица(не путать с договором займа С юридическим лицом или с ПОРУЧИТЕЛЬСТВОМ юридического лица). Подписывать всей группой (чтоб потом была возможность подтвердить показания друг друга). Распилить деньги - с юридическим лицом делиться не обязательно. Когда кредитор попросит деньги назад - не отдавать (уже попилены). Подождать, когда кредитор начнет просить деньги настойчиво, желательно ,в офисе юридического лица в присутствии секретарей и прочих служб безопасности (чтоб потом показания давали о том, что кто-то с кем-то ругался громко за закрытой дверью). Написать на кредитора заявление в уполномоченные органы о том, что кредитор денег не давал, а документы заставил подписать под давлением, угрозами жизни, здоровью и половой неприкосновенности бедных товарищей. Довести дело до суда. Посадить кредитора. Признать договор займа ничтожным.
Уехать в более обетованную землю или найти нового кредитора - по желанию.

Пользуйтесь, дорогие Бендеры! Рецепт опробован и одобрен уполномоченными органами и организациями.
 
 
Софья Мурр
http://www.compromat.ru/page_33485.htm - компромат,он хороший (кто платит?) - он пытается найти обе стороны медали.
Я лично слушала приговор: 4 часа в душной комнате. Второй фигурант - нанятый директор Дмитраков - дрожал и нервничал. Основной обвиняемый - на мой взгляд, ни в чем не виновный (иначе я б в жизни туда б не пошла!), - был вполне спокоен.
5 лет строгого Белькову и 3 условно Дмитракову - приговор, невыгодный и непонятный всем (статья тяжелее).

Или потерпевшие сэкономили?

"Доводы защиты суд не принимает в части, противоречащей обвинению...."
"свидетель говорит, что следователь на него давил, следователь говорит,что не давил, суд не верит свидетелю...."...

Я случайно забыла в зале заседания "Процесс" Кафки. Может, он достанется судье? Ей полезно будет прочитать.
 
 
Софья Мурр
Как там было в нетленке: "шел в комнату, попал в другую"?
Вот и у меня во вторник случилось такое. Шла - по полученному ценным с описью письмом уведомлению о годовом собрании акционеров Партнера на это самое собрание, а пришла на беседу с двумя мужчинами в штатском, один из которых был подполковником полиции, а второй - майором.

Якобы им пришла информация о возможности присутствия на собрании представителя того акционера, который после всех корпоративных баталий оказался в розыске, и теперь они собирают объяснения со всех приходящих. Надо сказать, что собрание в этом году было (если, конечно, мною получено было ПРАВИЛЬНОЕ уведомление, в чем тоже можно сомневаться) в здании дружественного Партнеру банка: пропускная система, кабинет\зал проведения собрания не указан, сам в здание не пройдешь - дорогу не найдешь.
Так что в то время ,когда минутки, оставшиеся до окончания времени регистрации на собрание, быстро-быстро убегали, я пыталась, разумеется, тщетно, объяснить товарищам, что я - сама за себя и что если я не зарегистрируюсь, то фик кто меня потом пустит, что я готова с ними беседовать хоть часами ПОСЛЕ собрания и проч. и проч. Кажется, в глазах у одного из них даже промелькнуло сомнение, но помощь друга в лице человека, которого назвали "руководителем службы безопасности банка", придала ему уверенности и он достал бланк для записи "объяснений".
Время регистрации на собрание кончилось.
Я сняла с себя Кольку (а мы с ним, как часто бывает, были вместе), с Кольки - лишнюю одежку, положила на стол диктофон и стала беседовать с оперативником, раз другого не оставалось. Рассказала еще раз о том, что разыскиваемого им товарища не видела уже черти сколько, подписалась в отразившей это бумажке, попросила дописать в бумажку то, что благодаря факту ее составления, я не попала на собрание... После мы с ним расстались.

В коридоре ждал все тот же "руководитель службы безопасности банка", который на мой вопрос, а где собрание, указал мне на дверь. Этот седовласый мужчина с проплешиной так стремился выгнать меня побыстрее с подшефной территории, что мне даже пришлось остудить его пыл, обратив его внимание на то, что мне еще надо ребенка утеплить перед выходом на улицу.

Что там было на собрании, было ли оно вообще - можно только гадать.

Если верить товарищу в штатском, им не сообщали, в какое время будет собрание, и они были не в курсе, что из-за них я на это собрание не попаду и т.п., что до меня - гораздо раньше по времени - к ним заводили двух человек для дачи объяснений по тем же вопросам...

Произошедшее, кроме книжного примера организации воспрепятствования присутствию на собрании акционеров нежелательного участника, продемонстрировало еще один пример  - уже из разряда межличностных отношений, который, чисто по-человечески, расстроил меня гораздо сильнее. Но он к делу не относится. 
 
 
Софья Мурр
На прошлой неделе ездила в суд давать показания по уголовному делу, в которое вылился корпоративный конфликт в знакомом ЗАО. В самом начале моей речи "потерпевшие", они же те, кто до сих пор рулит конторой, широко улыбались, в конце - прятали глаза и перешептывались с адвокатессой. Говорила, как и планировала, по совести, все, что помню.
Очень жалко основного обвиняемого: дал людям кучу денег, а теперь его - не исключу, что на его же деньги, - за это два года почти в СИЗО маринуют. 
 
 
Софья Мурр
07 March 2013 @ 04:42 pm
В понедельник был еще один суд - апелляция снова отменила решение мос.арбитража и присудила акции мне вернуть - на этот раз от Зальцмана А.С..
11.03 последний тур на этой территории.

если кому-то интересно, номер дела в базах арбитража А40-60161/2012
 
 
 
Софья Мурр
01 March 2013 @ 01:39 pm
Еще 12.02 девятый апелляционный суд вынес еще одно постановление в мою пользу по еще одному кусочку акций - с 19.02 решение вступило в силу.

http://kad.arbitr.ru/Card/8c537b2b-3584-4039-b767-d415002c8b4c
 
 
Софья Мурр
Я тут уже писала про свою борьбу с ветряными мельницами за акции в не очень маленьком закрытом акционерном обществе. В первой инстанции я четырежды проиграла, столкнувшись с устойчивым в московском арбитраже толкованием норм о расторжении договоров.
А вот в 9м апелляционном на прошлом неделе неожиданно обрадовали: по первой апелляции результат в мою пользу. 
Т.к. базы арбитражей у нас в стране открытые, смело выкладываю  ссылку на текст постановления - http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/6c0c793e-947a-4daf-8b03-5eb446c3f62d/A40-60136-2012_20130111_Postanovlenie%20apelljacii.pdf 
 
 
Софья Мурр

 В прошлом номере «Федеральной Газеты» было опубликовано  Открытое письмо Т.В. Шипициной, матери О.В. Белькова, уголовное дело в отношении которого рассматривается в Зюзинском суде г. Москвы.   Президента и соучредителя ЗАО «Рекламное агентство «Риналт Медиа» обвиняют в вымогательстве денежных средств и имущества в виде ЗАО «Партнер» у его акционеров, А.С. Зальцмана, И.И. Вайнштока, С.М. Иванченко и Н.Н. Загородникова.

        Я также являюсь акционером ЗАО «Партнер»; по уголовному делу против О.В. Белькова старший следователь Крымский дважды (летом 2010 г. и летом 2011 г.) вызывал меня для дачи показаний, само обвинение в адрес О.В. Белькова у меня, как юриста, вызывает серьезные сомнения, и потому я хотела бы дать свои комментарии по поводу сложившейся ситуации.

Судьба ЗАО «Партнер» для меня не безразлична: одним из учредителей, а затем акционером ЗАО «Партнер» являлся мой отец Н.А. Абрамов, который до самой своей смерти руководил всеми научными разработками в компании. После того как в конце 1999 г. он скоропостижно скончался, мы с мамой А.О. Мурашовой (она на протяжении долгих лет работала в ЗАО «Партнер» папиной «правой рукой») унаследовали 10 акций «Партнера» (8 – мама, 2 - я). После гибели матери мне принадлежало 10 акций компании (или 5% Уставного капитала). И.И. Вайнштока, А.С. Зальцмана, С.М. Иванченко и Н.Н. Загородникова я знала очень давно (по сути, сколько себя помню) и, до определенного момента, доверяла этим людям. Правда, иногда меня задевало то, как быстро начали стираться из их памяти воспоминания о вкладе моих отца и матери в разработку продукции ЗАО «Партнер», т.е., по сути, в то, что приносило ее директорам прибыль: так, в 2007 г. во время празднования очередного «дня рождения» компании возникла неудобная ситуация, когда за праздничным столом я позволила себя нарушить «субординацию» и сама предложила вспомнить родителей, устав от бесконечных тостов, поднимаемых директорами за свои успехи и самих себя.

        К сожалению, я никогда не владела в полном объеме сведениями о том, что конкретно происходит в компании. Информацию я получала, в основном, во время годовых собраний акционеров. Из частных бесед с И.И. Вайнштоком и А.С. Зальцманом я знала, что ими на регулярной основе привлекались крупные займы от физических лиц, которые направлялись на развитие деятельности предприятия (в том, что средства действительно вкладывались в компанию, сейчас я уже сильно сомневаюсь). Как я понимаю, в бухгалтерских документах данные суммы не фигурировали; насколько мне известно, «теневой» бухгалтерией занимался А.С. Зальцман. Именно А.С. Зальцман на протяжении долгого времени уклонялся от передачи мне документов, подтверждающих предоставление мною заимствования на сумму, эквивалентную более 70 тыс. долл., которые до настоящего времени ЗАО «Партнер» мне не возвращены.

       Следует отметить, что, как минимум с 2005 г., ситуация в компании уже была тревожной. На годовом собрании акционеров в 2005 г. было принято решение о поиске стратегического инвестора для продажи ему акций (вплоть до полного пакета) на условиях, которые позволили бы менеджменту компании погасить все задолженности. Как говорилось тогда руководством, «в идеале, найти инвестора, который не только выкупит доли, но и обеспечит менеджменту компании возможность продолжать руководство деятельностью предприятия».

        В течение 2008 г. в телефонных разговорах И.И. Вайншток и А.С. Зальцман неоднократно говорили мне об относительно стабильной ситуации в компании, но дивиденды за 2007 год, которые компания должна была выплатить до конца 2008 г., мне до сих пор не выплачены.

        В феврале 2009 г. я была приглашена на неофициальную встречу акционеров ЗАО «Партнер», на которой И.И. Вайншток сообщил, что компания находится в критической ситуации, т.к. не может расплатиться по привлеченным займам, о которых я упоминала выше. Генеральный директор заявил, что необходимо передать 50% акций компании двум кредиторам - Белькову и Пылинскому - в счет погашения части долга перед ними в размере 5 млн. евро каждому. Руководители компании подчеркивали, что общий объем полуофициальной задолженности достиг порядка 100 млн. долл., а количество кредиторов - физических лиц превышает полторы сотни человек.

        Впоследствии оказалось, что О.В. Белькову и А.П. Пылинскому они - И.И. Вайншток, А.С. Зальцман, С.М. Иванченко, Н.Н. Загородников, - говорили о том, что задолженность «Партнера» перед кредиторами гораздо меньше - около 50 млн. долл.

       Таким образом, разным людям И.И. Вайншток и его сторонники предоставляли разную информацию, сознательно скрывая или искажая те или иные данные в своих интересах.

        Я была категорически не согласна с тем, что все акционеры, включая тех, кто, как и я, не являлся сотрудником компании, не принимал участия в принятии оперативных решений, должны отдать половину своих акций из-за недальновидных действий руководства компании. Однако я оказалась в меньшинстве. Руководство ЗАО «Партнер» давило на меня, убеждая, что стоит мне отказаться от их условий, и из-за меня может не состояться сделка с О.В. Бельковым и А.Л. Пылинским, предприятие обанкротится и т.д. В конце концов, я была вынуждена согласиться на предложенную И.И. Вайнштоком схему. Отмечу, что, передав в счет погашения долга акции О.В. Белькову и А.Л. Пылинскому, директора ЗАО «Партнер» в небольшой мере, но все же уменьшили свои потери за мой счет, уговорив меня передать каждому из них по 1% моих акций и при этом злостно нарушив условия ими же изготовленных договоров (равно как и имевшихся устных договоренностей и обещаний).  Ни денег, ни акций я не могу от них добиться уже в течение 3,5 лет!

        Кроме прочего, И.И. Вайншток и его коллеги требовали (якобы, по желанию новых акционеров) передачи всех миноритарных пакетов во вновь создаваемое «ООО». Мне было очевидно, что такие действия на руку именно И.И. Вайнштоку, чтоб обеспечить себе паритетные с новыми акционерами условия и исключить ситуацию, которая в итоге и возникла, когда двое из миноритарных акционеров, включая меня, «вышли из повиновения» И.И. Вайнштоку и поддержали другую сторону конфликта.

         Следует отметить, что на протяжении длительного времени – с февраля 2009 г. и до момента, когда между И.И. Вайнштоком и его сторонниками и О.В. Бельковым с А.Л. Пылинским разгорелся конфликт, ни один из четырех акционеров «Партнера», которые сейчас позиционируются как потерпевшие и подвергавшиеся насилию и проч., ни словами, ни поведением не выказывали ни малейших намеков на то, что новые акционеры оказывают на них давление. Более того, весной 2009 г. у меня сложилось твердое убеждение, что именно руководители «Партнера» уговаривали О.В. Белькова и А.Л. Пылинского стать акционерами компании, простить часть долга и т.п. Когда я выражала недовольство предложенными условиями, И.И. Вайншток и  его коллеги акцентировали мое внимание на том, что Бельков и Пылинский являются их старыми друзьями, лояльны к ним в отличие от других кредиторов, среди которых есть представители и силовых ведомств, и криминальных структур. То есть, на тот момент И.И. Вайншток и его коллеги признавали свою связь с криминалом, а вот о связи О.В. Белькова и А.Л. Пылинского с подобными лицами речи никогда не шло!

       И.И. Вайншток не раз шутил, что А.Л. Пылинский сам «в долгу» перед ЗАО «Партнер», благодаря которому он устроил свою личную жизнь: со слов И.И. Вайнштоква, именно в этой компании работала будущая супруга А.Л. Пылинского.

        Таким образом, складывается впечатление, что И.И. Вайншток и его коллеги действовали во взаимоотношениях с О.В. Бельковым и А.Л. Пылинским без какого-либо принуждения со стороны последних, факт вымогательства чего-либо со стороны О.В. Белькова и его партнера у директоров ЗАО «Партнер» вызывает существенные сомнения.

 На мой взгляд, основным поводом для конфликта (корпоративного конфликта, который должен разрешаться именно в этой плоскости, а не в рамках уголовного судопроизводства!) между И.И. Вайнштоком и его сторонниками, с одной стороны, и О.В. Бельковым и А.Л. Пылинским, с другой стороны, стало желание рекламщиков действительно помочь компании, вывести ее продажи на новый уровень. Именно с этой целью Бельков и Пылинский хотели провести аудит, и, возможно, уволить лиц, не справляющихся со своими должностными обязанностями (в «Партнере» всегда был «раздут» штат, и далеко не все работали эффективно, особенно слабо была организована работа коммерческого отдела, которым  руководила  жена Вайнштока – А.И. Зинина).

         И.И. Вайншток, А.С. Зальцман, С.М. Иванченко и Н.Н. Загородников инициировали возбуждение уголовного дела именно тогда, когда поняли, что на их стороне всего 48,5% голосующих акций общества. По сути, до сих пор Вайншток и его команда удерживают власть в компании против воли большинства акционеров! Невольно возникает вопрос, а какая из сторон конфликта действует рейдерскими методами и не пора ли вводить в обиход, кроме термина «рейдерский захват»,  еще и «рейдерское удержание»?!

        Кроме того, насколько мне известно, по привлеченным когда-то от физических лиц займам ЗАО «Партнер» так и не расплатился. Представляется, что схема привлечения займов была продуманной и отработанной: заемщиком по договорам выступал А.С. Зальцман, все договоры содержали формулировку «гарантия» со стороны ЗАО «Партнер», которая, при желании, легко оспаривалась в суде (гражданское законодательство предоставляет право выдавать «гарантии» только банкам и специализированным организациям, остальные лица должны использовать категорию «поручительство». С точки зрения обывателя, поручительство и гарантия – вещи близкие, с точки зрения закона, – совершенно самостоятельные категории. Складывается впечатление, что руководители ЗАО «Партнер» заведомо знали об этой разнице и умело ей воспользовались). На договорах стоят подписи не только заемщика, А.С. Зальцмана, но и, как минимум, генерального директора И. Вайнштока, а на некоторых – еще и С.М. Иванченко и Н.Н. Загородникова. Но ни одна из этих «гарантий» надлежащим образом не была одобрена компетентными органами общества. Получается, человек подписывается под документом, заведомо зная, что он на самом деле ни за что не ручается! Из открытых баз судебных решений видно, что С.М. Иванченко инициировал ряд процессов, где он заявляет, что указанные гарантии, не одобренные как сделки с заинтересованностью, нарушают его права акционера. Хотя совершенно очевидно, что С.М. Иванченко знал о фактах предоставления займов со стороны физических лиц якобы под «гарантию» компании задолго до подачи первого такого иска. На некоторых договорах займа, в т.ч. оформленных с О.В. Бельковым и А.Л. Пылинским, которые я видела своими глазами, подпись С. Иванченко также стоит!

        Заявляя иски о признании недействительными гарантий, подписанных от лица ЗАО «Партнер» генеральным директором И.И. Вайнштоком, С.М. Иванченко почему-то не идет дальше, хотя вывод о нарушении прав акционеров и общества напрашивается, а процедура привлечения нерадивого руководителя к ответственности прямо предусмотрена законодательством!

        Еще один показательный пример «добросовестности»  нынешнего руководства ЗАО «Партнер» из судебной практики: в пользу ЗАО «РА Риналт Медиа», акционерами которого являются О.В. Бельков и А.Л. Пылинский, были вынесены решения по двум арбитражным делам против ЗАО «Партнер». Были выданы исполнительные листы, которые, по каким-то причинам, были утрачены. Взыскатели обратились в суд с просьбой выдать дубликаты листов. В результате, на одном из процессов представитель компании прямо проговорился, что оригинал исполнительного листа удерживается ЗАО «Партнер». Это признание он выдвигал в качестве аргумента против выдачи дубликата! Таким образом, руководство компании сознательно уклонялось от исполнения решения суда и надеялось лишить взыскателя возможности требовать такого исполнения!

Поскольку, как я уже говорила выше, И.И. Вайнштока и его сторонников я знала с детства, я достаточно долгое время отказывалась верить своим глазам и пыталась найти оправдания их неблаговидным, на мой взгляд, поступкам. Когда корпоративный конфликт достиг накала, я поддержала малознакомых мне людей, О.В. Белькова и АЛ. Пылинского, именно потому, что, по моему мнению, правда на их стороне.

Я искренне надеюсь, что рано или поздно справедливость восторжествует, и О.В. Бельков и А.Л. Пылинский будут освобождены от преследования, смогут восстановить свое доброе имя и реализовать свои права как акционеры ЗАО «Партнер».   Надеюсь, это произойдет раньше, чем ЗАО «Партнер» окончательно погибнет из-за неэффективного управления и регулярного, как создается впечатление, выкачивания из него ресурсов.

 
 
Софья Мурр
20 November 2012 @ 04:45 pm
Ну что ж, слила я в первой инстанции все 4 процесса (впрочем, похоже, тетушки-судьи у друг друга списывают тексты решений). Плюс в том, что позиция ответчиков/третьего лица по делу о том, что якобы мне все оплатили, поддержи в судьях не нашла. Минус в том, что, во всяком случае, в московском арбитраже, неоплата в течение трех лет по договору купли-продажи, предусматривающем оплату в течение 1 мес., не является существенным нарушением договора. Мозг взрывается, хотя я в какой-то мере понимаю тетушек-судей, они боятся, что их исками завалят, поскольку у нас многие платить вовремя не любят) 

Одну апелляцию уже подала, а вообще ситуация довольно патовая: взыскивать сумму оплаты и проценты - это кискины слезки, а не компенсация. Я уже молчу о том, что один из ответчиков уже давно набрал долгов и уехал поправлять здоровье на ПМЖ в славный Израиль (интересно, а на войну его призовут новую родину защищать?)
 
 
Софья Мурр
Пришло, кажется, время сделать заявления и заверения, о которых надо было вспомнить в самом начале. Ежу понятно, что я пишу только то, что знала и слышала, никого из честных людей не хочу обидеть, не привожу фамилий и названий, даже ссылок на сайт арбитража и судебных приставов - кому надо, тот и сам все найдет. Так что, как оно там называется: "В основу истории положены реальные события, но любые совпадения случайны, бла-бла-бла".

Ну и еще: дорогие друзья, если вдруг с моим скромным семейством или с кем-то из его членов что-то нехорошее случится, у меня будут все основания полагать, что к этому могут иметь отношение граждане-директора, случайно похожие на граждан, упомянутых в частях этой саги. А то по случайному совпадению, с людьми, которые не соглашаются с этими гражданами, почему-то иногда происходят неприятности. Именно по этой причине я долго молчала в тряпочку и даже исков не подавала. 
Но теперь меня все достало, как хазановского попугая.